Испания Español English Russian Facebook
Online dating
  Логин or Регистр
Навигация
· Главная
· Архив новостей
· Аккаунт
· Гостевая
· Веб-камеры Испании
· Blog
· Знакомства
· Радио Испании
· Реклама
· Рекомендовать
· Книги Музыка Видео
· Контакт
· Испания
· FAQ
· Google Испания
· Google España
· Google Spain
· Новости Испании
· Погода в Испании
· Опросы
· Поиск
· Пользователи
· Отзывы туристов
· Ссылки
· Статистика
· Форум
· Топ
· Темы новостей
· PDA
· TV Испании
· Экспорт новостей
· Энциклопедия
· Журналы
· Девушка дня
Испания
· Испания
· Государство Испания
· География Испании
· История Испании
· Климат Испании
· Карты Испании
· Природа Испании
· Население Испании
· Образование в Испании
· Регионы Испании
· Туризм в Испанию
· Недвижимость в Испании
· Испанская музыка
· Культура Испании
· Экономика Испании
· Мода и красота в Испании
· Евровидение Испания
· Общество Испании
· Испанский Интернет
· Иммиграция в Испанию
· Международные отношения
· Спорт в Испании
· Бизнес в Испании
· Работа в Испании
· Политика в Испании
· Madrid Мадрид
· Barcelona Барселона
· Andalucía Андалусия
· Catalunya Cataluña Каталония
Реклама
Антонио Гауди-и-Корнет





Антони Пласид Гильм Гауди-и-Корнет (также Антонио; кат. Antoni Plàcid Guillem Gaudí i Cornet, исп. Antonio Plácido Guillermo Gaudí y Cornet; 25 июня 1852, Реус, Каталония - 10 июня 1926, Барселона) - каталонский архитектор и скульптор, большинство проектов которого возведено в Барселоне. Спроектировал для Барселоны парк Гуэль с разноцветными куполами, где мастер работал с яркой разноцветной черепицей и собор, оставшийся недостроенным.

"Гуляя по улицам Барселоны, Пабло сталкивается с единственным в своем роде феноменом, неким пароксизмом стиля модерн, который Гауди увековечил в камне. Кассу сказал: «Антонио Гауди - один из тех эксцентричных персонажей, которых много в Испании и на которых она частенько жалуется. Кажется, что они балансируют на грани безумия, а в жизни и в работе используют колдовские приемы».

Он бросил вызов старинным архитектурным традициям, законам материи, строго установленным соотношениям между человеком и пространством. Среди влияний, пришедших извне, Барселона испытала уже воздействие неоготической архитектуры с ее стрельчатыми фронтонами, высокими крышами, остроконечными башенками, которые казались здесь чужими. Тем не менее готика для Гауди стала одним из источников вдохновения, того вдохновения, которое ниспровергает саму основу структуры, убирает контрфорсы и арки, это готика театральная, более естественно смотрящаяся в полотне и прессованном картоне, чем в камне или кирпиче. Неправдоподобность, берущая верх во всех конструкциях Гауди, тесно соседствует с искусственностью, с обманчивой глубиной кулис или кинокадров.

Один из биографов Гауди заявил как-то (и не без оснований), что когда-нибудь фантасмагорические коридоры Каса Баттло будут использованы в качестве экспрессионистского декора к «Доктору Калигари» (немецкий экспрессионистский фильм). Это беззастенчиво-небрежное обращение с материалом, вызывающее у камня конвульсии, которые заставляют тяжелые крыши колебаться, как лист толя на ветру, колонны — наклоняться, а каминные трубы — извиваться по-змеиному, придающее скалам вид животных, а кованому железу — сходство с мясистыми стеблями растений, все это могло оставить глубокий отпечаток в несформировавшемся еще мозгу. Новое видение художника должно было подпасть под влияние этой полихроматической архитектуры, этих цветных фаянсовых осколков, которые в балюстраде парка Гуэль сливаются с отблесками горизонта. Однако сама несоразмерность этих экстравагантностей, видимо, оттолкнула очень еще молодого Пабло Пикассо.

Тем не менее в этом сумасшедшем искусстве Гауди чувствуется уже художественный авантюризм будущего. Экспрессионизм мог бы назвать его творчество одним из своих истоков; а сюрреализм и натурализм — вдохновиться этими скульптурными нагромождениями, кишащими на портиках церкви Саграда Фамилиа (выполнены они были по фотографиям или муляжам с живой натуры).

У Гауди можно найти и обращение к истокам примитивного искусства, которое позже будет предшествовать решительному повороту в искусстве Пикассо. «Оригинальность, — сказал Гауди, — это возврат к истокам». Головокружительные конусы, которыми он увенчал храм Саграда Фамилиа, напоминают негритянские постройки Экваториальной Африки; впервые Гауди использовал эту форму, работая над проектом францисканских миссий в Танжере.

Если отвлечься от поиска неслыханных форм, то во всем опыте Гауди есть один аспект, который, видимо, смог бы поразить воображение Пикассо: осуществление невозможного, необузданная мечта, облеченная в конкретную форму. По весьма редкому стечению обстоятельств, Гауди повстречал на своем пути одного из самых могущественных сеньоров Барселоны, графа Эусебио Гуэля, что и дало ему возможность дать жизнь монстрам своего воображения.

Этот триумф невозможного, повлиял ли он хоть в какой-то степени на молодого Пикассо, как это принято считать? Сам Пикассо это отрицает: «Нет, он не произвел на меня никакого впечатления. На мою молодость он никак не повлиял». И потом: «Возможно, произошло как раз обратное».

На выставке Гауди, организованной в Барселоне уже после его смерти, были представлены многочисленные его проекты, так вот в некоторых из них ясно ощущается влияние художника, который был намного моложе признанного и заслуженного мастера. «Любопытно, не правда ли?» — задумчиво говорит Пикассо. Гауди было больше 40, когда 15-летний мальчик приехал в Барселону, он был уже знаменит, тогда как молодой Пабло еще многие годы будет идти к известности; но великий старец уже перед смертью, в 1926 году, в 75 лет, видимо, вдохновился этой молодой силой, с которой он, вероятно, столкнулся однажды, сам того не зная."

Антонина Валлантен "Пабло Пикассо"

"Я испытал влияние и греческой и финикийской культур. Ведь и Гауди – это греческий отголосок. Он хотел возвести Парфенон, а получилась каменоломня. Солнечный луч проникает сквозь цветные стекла, но мир Фрейда страшен: темень вывернутая наружу."

Сальвадор Дали

Гауди - это наше все...

25 июня 1852 года, то есть ровно 150 лет назад родился Антонио Гауди - архитектор, которому Барселона обязана своим обликом как минимум. "Гауди - это наше все!" - до сего дня говорят барселонцы. Антонио Гауди - человек и величайший архитектор, которому Барселона, столица Олимпиады 1992 года, обязана очень и очень многим.

Нет ни одной фигуры в каталонской культуре, которую можно было бы поставить рядом с этим гигантом, словно вышедшим из эпохи Возрождения, где его признали бы своим братом по духу и Леонардо, и Микеланджело. Архитектурным взрывам этого архитектора приезжают дивиться со всей планеты, о нем написаны сотни книг и диссертаций. О нет, видит Бог, - Барселона никогда не обрекала своего великого сына на нищету и бездомность. Он сам нисколько не заботился о своем бренном теле, был чрезвычайно религиозен и часто погружался в горячую молитву. Он не искал богатых заказчиков - они находили его, а Гауди хоть отдавался любой работе, в душе страдал, ибо хотел строить только церкви. Его убеждения были простыми и крепкими убеждениями мастерового. Зодчий полагал, что каждый человек должен жить и умереть у себя на родине, а каждая семья - иметь свой дом. "Снимать жилье - все равно, что эмигрировать" - говаривал мастер. Сам Гауди, не имея ни семьи, ни собственного дома, все 74 года своей жизни, полвека непрерывного труда отдал Барселоне. Выезжал ненадолго и неохотно. Мог много лет подряд носить один и тот же костюм, правда, неизменно вычищенный, - оттого и выглядел нищим. При любых заработках питался скромнее, чем поденщик: свежим салатом, фруктами и молоком. Впрочем, и такие «блюда» не всегда бывали на его столе. В свои последние годы, целиком отданные строительству собора Саграда Фамилиа, Гауди вообще забывал о еде, и ученики буквально совали ему в рот куски хлеба.

Его предки, вплоть до прапрадедов, были котельщиками - мастерами - создателями больших и малых металлических котлов. Самые сложные изделия выполняли «на глазок», без чертежей. Антонио тоже не любил чертить; в частности, из-за отсутствия авторских схем до сих пор, уже второе столетие, никому не удается закончить великий барселонский собор.

Антонио Гауди-и-Корнет - таково полное имя нашего героя, родился 25 июня 1852 года не то в небольшом городе Реусе, не то в деревне поблизости от этого городка. Он был пятым и самым младшим ребенком в семье почтенного мастера металлообработки, Франсиско Гауди-и-Серра. Крепким здоровьем будущий зодчий не отличался; еще в детстве у него нашли ревматизм. Отсутствие возможности играть с другими детьми, раннее одиночество, страсть к долгим неторопливым прогулкам - все это, видимо, помогло Антонио отчетливей услышать в своей душе голос Божий. С юных лет он впитывал формы, созданные природой, искал вдохновения в листе и цветке, в изгибах русла ручья и морщинах дикой скалы. Недаром свои проекты Гауди назовет «органическими конструкциями». Немногие из современников, включая и заказчиков, сразу понимали замысел Антонио: слишком уж далеки были эти безумные каменные причуды от привычных строгих, прямоугольных домостроительных объемов. Но, подобно большинству уроженцев Реуса, Гауди был наделен упрямством и настойчивостью. Он неутомимо отстаивал и доказывал свою правоту - оттого, видимо, стала неповторимой Барселона.

В обыденной жизни замкнутому, малообщительному парню не везло. Во время учебы его считали середняком; он только лишь великолепно рисовал. Окончив архитектурное училище в Барселоне, Антонио один из первых своих заказов получил в городе Матаро. Там он встретил и первую любовь, к сожалению (к счастью для потомков?), окончившуюся трагично. Девушка вышла замуж за другого. Он остался холостяком и до конца дней все силы души отдал работе.

Фонари для Королевской площади, уличные туалеты, оформление магазинных витрин. Скромным было большинство заказов, с которых начиналась карьера 26-летнего дипломированного архитектора. Но, благодаря им, Гауди был замечен и оценен богатым промышленником, графом Эусеби Гуэль-и-Басигалупи (Eusebi Güell i Bacigalupi). Дон Эусеби пригласил молодого мастера к себе для переговоров о возможном обновлении родового поместья. Так завязались отношения знатного каталонца с никому не известным зодчим из провинции, переросшие в глубокую дружбу, продолжавшуюся до смерти графа в 1918 году. Дворец и парк, особняки и павильоны, - все это, выстроенное на средства Гуэля и для его семьи, стало коллекцией шедевров, принадлежащих Каталонии и всему миру. Граф сделался благодетелем Гауди, позволив ему обрести свободу самовыражения, дав возможность одеть камнем самые хрупкие и дерзновенные фантазии.

Список «светских» построек мастера можно продолжать долго. Антонио быстро вошел в моду у толстосумов и не выходил из нее до конца жизни. Так, в городе Леоне, по заказу текстильных коммерсантов Фернандеса и Андреса, он соорудил великолепный четырехэтажный дом с конторами, магазинами, апартаментами владельцев и квартирами для сдачи внаем. То ли по желанию заказчиков, то ли по собственному капризу «вечный ребенок» уподобил центр торговли замку с мощной кладкой, готическими окнами и фигурой святого Георгия, поражающего дракона.

В Барселоне гений «позабавился» строительством дома для вдовы промышленника Кальвет-и-Карбонель. Здесь ему было угодно применить формы вычурного барокко, с обильным декором, и лично взяться за массу мелочей, включая скульптуры, предметы дубовой мебели, дверные ручки и молоток при входе (!). Даже деревянный лифт с кованой решеткой здесь говорит о громадной силе воображения Гауди.

Мастер оставил нам на холме, господствующем над столицей, небольшую виллу в виде готического замка - дом Бельесгвард, славный витражами сложной звездчатой формы. На проспекте Грасиа - совершенно фантастический дом Батло, с волнистой чешуйчатой крышей наподобие гигантского змея и башней в виде копья, вонзающегося в драконье тело (все тот же патриотический символ!), с балконами, похожими на карнавальные маски, и плиточной облицовкой богатейшей цветовой гаммы, от бело-голубой до насыщенно-синей. На том же проспекте выстроил он новый дом для коммерсанта Мила-и-Кампс, сразу же получивший прозвище "Педрера", то есть "Каменоломня", ибо напоминает "Каса Мила" не какое-либо из людских сооружений, а могучую скалу с вырезанным в ее толще пещерным городом.

Не забывал Гауди и о своем первом и главном меценате - доне Эусебио Гуэле. Парк Гуэль, строительство которого заняло пятнадцать лет, стал городским садом, туристической жемчужиной Барселоны и, по решению ЮНЕСКО, достоянием человечества. Там мы тоже увидим образцы смелости художника, его нежелания считаться с общепринятым: громадного дракона на развилке пышно украшенной лестницы, дома и павильоны, похожие на гребнистые раковины, знаменитые колонны зала Гипостиль, пешеходную дорожку под сводами, будто вырастающими из скалы.

Ни один барселонец, даже самый глубокий старик, не видел собора Саграда Фамилиа без строительных лесов. Там они и сейчас… Когда будет уложен последний кирпич, заглажена последняя лепная завитушка на главной церкви Каталонии? Пожалуй, тогда же, когда родится гений, равный Антонио Гауди, способный поднять духовное наследие титана и приумножить его. А ждать этого, думаю, долго…

По одной из легенд, греческий философ Демокрит, прожив более ста лет, собрал вокруг себя учеников и с улыбкой объявил им, что намерен покинуть мир, где "Я мог бы прожить и дольше, но не стремлюсь к этому". Гении знают, видимо, что-то о мире, лежащем за порогом физической смерти, - знают или чувствуют недоступное обычным людям… Гауди, одинокий старый художник, расстался со своим изношенным телом легко, словно с окончательно обветшавшим костюмом.

7 июня 1926 года в Барселоне был торжественно пущен первый трамвай. Играл оркестр, «отцы города» произносили речи, толпа теснилась, завороженно созерцая движение ярко-красного вагона. Лишь одно событие слегка омрачило солнечный день. Буквально через несколько часов после пуска трамвай нашел свою первую жертву! Ею оказался нищий, плохо одетый старик без документов - по-нашему, по-сегодняшнему, типичный "бомж". Пострадавшего отправили в больницу Святого Креста, предназначенную для бедных и бездомных, неподалеку от собора Саграда Фамилиа. Там старик и умер. Тело его уже собирались отправить в общую могилу, когда одна женщина случайно узнала покойника. И ужаснулась Барселона! Только что она чуть было не совершила величайшее в своей истории кощунство! Нищим, плохо одетым стариком без документов оказался гениальный основатель всемирного стиля «модерн», создатель архитектурного лица каталонской столицы, гордость испанской земли, зодчий и скульптор Антонио Гауди!..

В последние 12 лет он обрек себя на добровольное монашество среди лесов Саграда Фамилиа. Оставалось сделать еще один шаг, чтобы зачеркнуть для себя бренный мир… Нет, гибель под трамваем не была намеренной. Она - признак абсолютного пренебрежения к своей плоти; к изношенному, негодному инструменту творчества… Какие же инструменты получил мастер потом?! В каких измерениях, что за дворцы или храмы возводит он теперь?!..









© Испания

Опубликовано: 2016-08-08 (703 Прочтено)

[ Вернуться назад ]
Знакомства с иностранцами
Espana Spain Испания Spain.org.ru
Web site engine code is Copyright by PHP-Nuke
Инфо, новости, фото Испании, туризм, недвижимость, знакомства в Испании, испанский язык