Испания
Online dating
  Логин or Регистр
Навигация
· Главная
· Девушка дня
· Архив новостей
· Знакомства
· Книги Музыка Видео
· Испания
· Google Испания
· Погода в Испании
· Новости Испании
· Поиск
· Отзывы туристов
· Ссылки
· Темы новостей
· Топ
· PDA
· TV Испании
· Энциклопедия
· Радио Испании
Испания
· Испания
· Государство Испания
· География Испании
· История Испании
· Климат Испании
· Карты Испании
· Природа Испании
· Население Испании
· Образование в Испании
· Регионы Испании
· Туризм в Испанию
· Недвижимость в Испании
· Испанская музыка
· Культура Испании
· Экономика Испании
· Мода и красота в Испании
· Евровидение Испания
· Общество Испании
· Испанский Интернет
· Иммиграция в Испанию
· Международные отношения
· Спорт в Испании
· Бизнес в Испании
· Работа в Испании
· Политика в Испании
· Madrid Мадрид
· Barcelona Барселона
· Andalucía Андалусия
· Catalunya Cataluña Каталония
Реклама
EU Love Dating Service
Хемингуэй и Испания





Хемингуэй словно предвидел, что первая вооруженная схватка с фашизмом произойдет в Испании, стране, которую он хорошо знал и любил. Он был в 1931 году свидетелем бегства короля и рождения республики. "Это была последняя по времени республика родившаяся в Европе, - писал он, - и я верил в нее". Но когда в 1933 году он вновь приехал в Испанию, он увидел, что социально-экономические отношения в стране совершенно не изменились. В одной из своих статей он писал о том, что крестьяне при республике бедствуют, как и раньше, а реакция готовится взять реванш: "Спектакль с управлением этой страной в настоящее время скорее комический, чем трагический, но трагедия очень близка".

В 1936 году в Испании был поднят фашистский мятеж и началась народно-революционная война, в которой на стороне генерала Франко приняли активное участие гитлеровская Германия и Италия Муссолини. Помогать же Испанской республике приехали из разных стран добровольцы-антифашисты, понимавшие, что если черную чуму фашизма не пресечь здесь, в Испании, то вскоре она будет угрожать всему миру.

Хемингуэй не мог остаться в стороне от этой схватки с фашизмом. Он направился в Испанию в качестве корреспондента. И сказал Илье Эренбургу, с которым познакомился тогда в Мадриде: "Я не очень-то разбираюсь в политике, да и не люблю ее. Но что такое фашизм, я знаю. Здесь люди сражаются за чистое дело". Он считал, что его долг - помогать Испанской республике всеми силами, и со всей страстью включился в эту борьбу. Он писал корреспонденции с самых различных участков фронта и рассказывал в них о героизме солдат республиканской армии, о бойцах интернациональных бригад, клеймил позором зверства фашистов, призывал Англию, Францию, США помочь республике оружием. Он написал сценарий и помогал снимать фильм "Испанская земля". Он даже помогал в работе республиканской контрразведке, боровшейся с тайной фашистской агентурой. Там же, в осажденном Мадриде, он написал пьесу "Пятая колонна".

Хемингуэй об Испании

Если удается заслужить доверие , это главным образом из-за языка . Тебе доверяют потому, что ты отлично понимаешь язык и говоришь без запинки и во многих местах побывал в этой стране. Испанец в конечном счете предан только родной деревне. То есть прежде всего, разумеется, Испании, потом своему народу, потом своей провинции, потом своей деревне, своей семье и своему ремеслу. Если вы знаете испанский язык, это сразу располагает испанца в вашу пользу, если вы знаете его провинцию, расположение усиливается, но если вы знаете его деревню и его ремесло, вы становитесь для него своим в той мере, в какой это вообще возможно для иностранца. Для Роберта Джордана испанский язык никогда не был чужим, и потому эти люди редко обращались с ним как с иностранцем; разве только, когда вдруг ополчались против него.

Конечно, бывает, что они ополчаются против тебя. Это случается даже часто, но ведь они готовы ополчиться против кого угодно. Даже против самих себя.

Мы идем на это с холодной головой, но у них по-другому, и всегда было по-другому. Это их святейшая вера. Та, в которой они жили до того, как с дальних берегов Средиземного моря пришла к ним новая религия. От старой веры они никогда не отступались, а лишь затаили ее, давая ей выход в войнах и инквизиции. Это люди аутодафе - акта веры. Убивать приходится всем, но мы убиваем иначе, чем они.

Нет в мире языка, более приспособленного для ругани, чем испанский. В нем есть слова для всех английских ругательств и еще много слов и выражений, которые употребляются только в таких странах, где богохульство сочетается с религиозным пылом.

Я знаю, что и мы делали страшные вещи. Но это было потому, что мы были темные, необразованные люди и не умели иначе. А они делают сознательно и нарочно. Это делают люди, которые вобрали в себя все лучшее, что могло дать образование. Цвет испанского рыцарства. Что за народ! Что за сукины дети все, от Кортеса, Писарро, Менендеса де Авила и до Пабло! И что за удивительные люди! На свете нет народа лучше их и хуже их. Более доброго и более жестокого. А кто понимает их? Не я , потому что, если б я понимал, я бы не простил. Понять - значит простить. Нет, это неверно. Прощение всегда преувеличивалось. Прощение - христианская идея, а Испания никогда не была христианской страной. У нее всегда был свой идол, которому она поклонялась в церкви. Otra Virgen más ("Еще одна девственница" - исп.). Вероятно, именно потому они так стремятся губить virgens своих врагов. Конечно, у них, у испанских религиозных фанатиков, это гораздо глубже, чем у народа. Народ постепенно отдалялся от церкви, потому что церковь была заодно с правительством, а правительство всегда было порочным. Это единственная страна, до которой так и не дошла реформация. Вот теперь они расплачиваются за свою инквизицию.

Эрнест Хемингуэй "По ком звонит колокол"

"Фиеста" ("И восходит солнце")

В романе возник многоликий и прекрасный образ земли, образ Испании, которую он знал и любил.

Фиеста - праздник.

"Смерть после полудня"

В декабре 1931 года Хемингуэй закончил наконец столь затянувшуюся работу над книгой о бое быков, которую он решил назвать "Смерть после полудня". С той поры, как он задумал ее в 1925 году, прошло семь лет. Он подсчитал, что за эти годы посмотрел 1500 боев быков.

Это был с самого начала смелый замысел — написать книгу-исследование о бое быков. Он понимал заранее, что этот предмет не может заинтересовать американских читателей. Он знал, что, может быть, обрекает себя на провал у читателей. Но его это интересовало, боем быков он увлекался много лет, и новая книга стала не только первоклассным описанием всех аспектов боя быков, но и сводом всего, что он знал об Испании.

В этой книге есть аромат Испании, ее городов, каждого в отдельности, ее неба, ее земли, ее обычаев, нравов, ее живописи. В этой книге он припомнил многое — и поездку с Хэдли из Памплоны в Мадрид, когда они напились и потеряли билеты, и бычье ухо, которое Ниньо де ла Пальма подарил Хэдли, и купанье в Ирати в чистой, как свет, воде, и печальную историю о том, как они приехали в Бургете и выяснили, что лесорубы испортили реку, откуда ушла форель, и поездку к художнику Миро, и прошлое лето, когда они с Сиднеем Франклином устраивали пикники вместе с матадорами и их подругами на берегу Мансанареса.

Он описал холодное уродство Бильбао, крикливую дешевку Сантандера, зеленый оазис Аранхуэса, картинность Ронды, жару в Кордове, купанье ночью на берегу Грау, высокое безоблачное небо над Мадридом.

Вот как писал он, например, про Аранхуэс:

«После знойного солнца открытой пустынной местности вы неожиданно оказываетесь под тенью деревьев, и видите девушек с загорелыми руками, с корзинами свежей клубники, расставленными прямо на гладкой, голой и прохладной земле, клубники, которую вы не можете ухватить большим и указательным пальцем, влажную и прохладную, уложенную среди зеленых листьев в плетеных корзинах… Вы можете поесть в деревянных павильонах, где они жарят мясо и цыплят на древесном угле, и выпить весь вальдепеньяс, который вы можете купить за пять песет».

Пожалуй, особенно примечательно в этой книге описание Валенсии, потому что оно наглядно показывает, что без «Смерти после полудня» трудно было бы потом написать «По ком звонит колокол».

«В Валенсии, когда там самая жара, вы можете на берегу за одну или две песеты поесть в любом из павильонов, где вам подадут пиво, креветки, блюдо из помидоров, сладкого перца, шафрана и прекрасных продуктов моря — улиток, лангустов, мелких рыбок, маленьких угрей, — все это приготовлено вместе. Вы можете получить все это с бутылкой местного вина за две песеты, и босые дети будут проходить по берегу, и там есть соломенная крыша над павильоном, прохладный песок под ногами, море с рыбаками, сидящими в прохладе вечера в черных лодках, и вы можете увидеть, если придете на следующее утро купаться, как их вытаскивают на берег упряжкой из шести волов». Но главным в книге было, конечно, описание боя быков. Хемингуэй еще в 1926 году писал Перкинсу, что эта книга должна быть не просто учебником истории или восхвалением боя быков, а, если удастся, «самим боем быков». Он утверждал, что, не считая церковного ритуала, бой быков — это единственное, что осталось нетронутым от старой Испании, это церемония и обряд глубокого значения. Бой быков, писал он тогда, представляет собой огромный трагический интерес, являясь поистине вопросом жизни и смерти. Мало кто за пределами Испании знает что-либо о подлинном искусстве торреро. И наконец, бой быков — это профессия, в которой молодой крестьянин или чистильщик сапог в возрасте до 23 лет может зарабатывать восемь тысяч в год. Такое сочетание интересов, по мнению Хемингуэя, обязательно должно «что-то сказать людям».

Хемингуэй рассматривал бой быков как высокое искусство. «Некогда, — писал он в «Смерти после полудня», — самым главным в зрелище боя быков считался момент убийства быка; с развитием и вырождением этого искусства все больший вес приобретали втыкание бандерилий и умение действовать мулетой. Плащ, бандерильи и мулета постепенно становились самоцелью». А раньше, утверждал он, «целью боя был заключительный удар шпагой, смертельная схватка человека с быком, «момент истины», как его называют испанцы».

Исследуя современное искусство боя быков, Хемингуэй приходил к выводу, что «это, безусловно, вырождающееся искусство, и, как всякое явление декаданса, оно именно теперь, в период сильнейшего вырождения, расцвело особенно пышно».

Борис Грибанов "Хемингуэй"









© Испания

Опубликовано: 2015-10-16 (3320 Прочтено)

[ Вернуться назад ]
Espana Spain Испания Spain.org.ru
    • Арго магазин
    • Адреса магазинов. Сеть магазинов одежды и обуви
    • argoozon.ru
Инфо, новости, фото Испании, туризм, недвижимость, знакомства в Испании, испанский язык Яндекс.Метрика