Новости Испании Туризм недвижимость культура

О музыке на испанском языке

В колонках играет – Ману Чао-Me gustas tu

Я смотрю,никто не пишет о музыке на испанском,и меня это удивляет.Есть столько классных артистов и в Испании,и в Южной Америке!..Так что,давайте исправляться.А начну я этот разговор с отчаянно любимого мною персонажа,пусть он только на половину испанец – Ману Чао.
На самом деле Ману Чао зовут Оскар Трамор (Oscar Tramor). Его жизнь началась в пригороде Парижа 26 июня 1961 года. Семейка подобралась еще та. Отец, известный французский писатель Рамон Чао (Ramon Chao), прекрасно владел испанским языком. Испанский – родной язык матери Оскара, родившейся в Бильбао; ее предки были басками. Ману Чао любил повторять, что если бы в детстве родители подарили ему футбольный мяч, может быть, он стал бы футболистом. Но дома мяча не было. Зато была гитара, а еще – непрекращающийся поток эмигрантов из Южной Америки: интеллектуалы, композиторы, поэты, художники, артисты, – искавшие во Франции убежища от преследования диктаторов и часто собиравшиеся у его отца. Мальчик рос среди взрослых разговоров (на французском и испанском) о литературе, культуре, политике. А вот в музыке выбирал дорогу сам. Самым сильным музыкальным впечатлением юного Оскара оставался панк – модное и заразительное явление начала 70-х, доставлявшееся в их парижскую квартиру английским телевидением…
Будущий штурм музыкального Олимпа Оскар Трамор репетировал в подростковых группах. Первый серьезный коллектив под названием Joint de Culasse он собрал в 1980 году. Оскар пел, сочинял песни и играл на гитаре, его кузен Сантьяго Касириего (Santiago Casiriego), или просто Санти, сидел за барабанами. Они играли оглушающий гараж-рок с легким уклоном в ритм-н-блюз. Через пару лет, пригласив второго гитариста Паскаля (Pascal), Joint de Culasse превратились в Les Hot Pants (они же “Горячие штаны”) – дань сексуальному темпераменту молодых музыкантов. Группа выпустила несколько синглов и альбом “Loco Mosquito”, отыграла сотни три концертов и тихо распустилась, хотя и не была обделена вниманием французской и испанской прессы.
Долго оплакивать “Горячие штаны” Оскару было некогда, и в том же 1986 году он создал команду Mano Negra (“Черная Рука”) – так называлась анархистская организация, действовавшая в Андалузии. Именно тогда у фронтмена появился псевдоним Ману Чао. Mano Negra начинали как трио: Ману, его кузен Санти и его родной брат, трубач Тонио (Tonio). Mano Negra играли темпераментную смесь рока, рэпа, панка (в духе Clash) и фламенко, окрестив этот стиль patchanka – так на испанском пренебрежительно называют легкую танцевальную музыку. Дебютный альбом Mano Negra, изданный во Франции, тоже назывался “Patchanka” (1988). Первый промо-сингл “Mala Vida” произвел сильное впечатление на поклонников инди-сцены, а команда вызвала пристальный интерес у боссов лейбла Virgin. Контракт с компанией гарантировал группе выход на качественно новый уровень, но выдвигал встречные требования. Нашлись доброжелатели, обвинившие Mano Negra в продажности. Однако Ману и компания, это интернациональное образование, действовавшее скорее как коллектив единомышленников, чем как традиционная музыкальная группа, каким-то чудом ухитрялись в любых условиях, в любом уголке земного шара оставаться самими собой.
В 1989 году вышел второй альбом Mano Negra “Puta’s Fever” (так на доминиканском слэнге называют болезни, подхваченные у проституток). К этому времени группа Ману Чао котировалась уже как самая популярная альтернативная команда во Франции. С третьим альбомом “King of Bongo” (1991), включавшим несколько английских песен, она попыталась расширить свою англоязычную аудиторию. Серьезных результатов это не принесло. Да и сами Mano Negra, которые так и не успели обзавестись менеджером, не очень рвались в Штаты. Самой большой любовью музыкантов оставалась Латинская Америка, куда они и отправились в 1992 году с довольно экстравагантным туром “Cargo Tour”. Участники Mano Negra гастролировали в компании с театральными актерами и циркачами. Передвигались они на лодках и разыгрывали представления в портовых городах. “Cargo Tour” проехал по побережьям обоих океанов – Атлантического и Тихого. Гастроли проходили при поддержке таких же странных субъектов – партизанских отрядов или политических группировок, оппозиционных правительству. Через год Mano Negra снова пересекли Атлантику и проехали на поезде через всю Колумбию, давая концерты в городах по маршруту следования. Латинские влияния доминировали на лонг-плее 1994 года “Casa Babylon”, который, как показало время, стал финальным аккордом в десятилетней карьере Mano Negra.
В 1995 году Ману Чао с группой товарищей, таких же космополитов, отправился в Испанию. Уже через несколько недель он создал здесь довольно многочисленное формирование под названием Radio Bemba Sound System, объединившее как участников Mano Negra, так и пришлых музыкантов. По словам Ману, Radio Bemba с самого начала были чем-то большим, чем просто музыкальным коллективом, скорее – командой близких по духу людей и настоящих друзей. “Radio Bemba – это музыканты, это съемочная группа, это товарный знак, который стоит на моих альбомах, это вся наша внутренняя кухня”, – рассказывал Ману. Два-три месяца в году коллектив проводил вместе, они выступали и записывались, а потом разъезжались по своим странам. Ману охотно помогал коллегам и участвовал в их многочисленных начинаниях, что предполагало частые переезды из страны в страну, с континента на континент. Он записывался с группами Skank (Бразилия), Todos Tus Muertos (Аргентина), Tijuanano (Мексика), Negu Goriak и Amparanoia (Испания).
Все было бы хорошо, если бы большой приток новых людей не отразился так катастрофически на атмосфере в Mano Negra. По мнению многих участников, рождение Radio Bemba Sound System положило конец Mano Negra. Группа вскоре распалась.
Теперь Ману Чао мало что удерживало в Европе. Заглянув ненадолго в Африку, он в очередной раз, но уже один, пересекает Атлантический океан и прибывает в Южную Америку. Много месяцев, переросших в годы, Ману Чао паломничал из страны в страну, не задерживаясь на одном месте дольше двух недель. Кроме гитары, самой ценной вещью, сопровождавшей его в путешествии, была портативная “студия звукозаписи”, фактически – незатейливый магнитофон, который умещался в заплечном ранце. Десятки встреч и знакомств, масса новых впечатлений, а главное, много часов записанной музыки, мелодий, ритмов, народных песен – вот с чем вернулся Ману Чао во Францию.
Собственная муза за годы странствий тоже не дремала. Ману написал больше 60 новых песен, из которых выбрал 17 и преподнес их в качестве своего сольного дебюта “Clandestino” (в переводе – тайный, нелегальный). Интернациональный по духу альбом (с песнями на английском, португальском, французском, арабском и испанском) в 1998 году вышел в Европе, а через год в США. Поначалу интерес к малоизвестному артисту и его первой работе, не получившей даже минимального промоушена, был самым скромным. Но уже через год продажи пошли настолько лихо, что тираж альбома превысил два миллиона копий. “Clandestino” занял свою уникальную нишу на бурно развивающейся латинской альтернативной сцене. Он включал переработанную версию трека Mano Negra “King of Bongo”, который выбрали для саундтрека создатели фильма “The Next Big Thing” с Мадонной в главной роли. Стилистически альбом представлял собой попурри, смешавшее традиционную латину и салсу, рок-н-ролл и французскую поп-музыку, техно и экспериментальный рок. Почти каждый трек оснащен странными звуками, причудливыми сэмплами, которые кажутся отголосками пиратских радиостанций. Ману проявил себя если и не как самый сильный вокалист, то, несомненно, как оригинальный музыкант и человек с фантазией.
В 2000 году Ману Чао дал два концерта в Лос-Анджелесе, вызвавших ажиотаж – в Северную Америку музыкант заглядывает не часто. То ли дело южный континент, куда Ману уже дважды приезжал с масштабными сольными турами.
В 2001 году артист выпустил второй лонг-плей “Proxima Estacion: Esperanza”, на котором отдал дань любви к карибским ритмам. Среди наиболее интересных номеров на альбоме – “Mi Vida”, “Trapped By Love”, “Me Gustas Tu”, “Bixo”, “Mr Bobby”. Однако в целом диск скорее повторял удачные находки дебюта, чем развивал свежие идеи. “Он превратил шарм в клише”, – вынес свой строгий приговор наиболее жестко настроенный критик.
Разброс житейских увлечений Ману Чао под стать его широким музыкальным пристрастиям. Один из постоянных объектов его пристального интереса – международная политика, проблемы антиглобализма и национального самоопределения. Он регулярно участвует в политических демонстрациях и акциях протеста, выступает, к примеру, за легализацию марихуаны.
“Нет ничего прекрасней, чем петь собственные песни. Но сейчас мне хочется тверже стоять на ногах и не быть таким мечтателем”, – делится артист в одном из последних интервью. В переводе на профессиональный язык это означало еще один экстравагантный поступок – разрыв контракта с лейблом Virgin и решение перепрофилироваться в продюсеры. Объектом продюсерского внимания Ману оказались музыканты французского метро…

 (120x120, 4Kb)

Мой блог находят по следующим фразам

Нет комментариев

Оставить комментарий или два

Пожалуйста, зарегистрируйтесь для комментирования.


Spain.org.ru

Подпишись на RSS
Записи | Комментарии

rssnews